Таурел
Кто отличит сон от яви, а явь ото сна?
Хэльке любил музыку сколько себя помнил. Любил и часто использовал для "выправки курса" своего скачущего настроения. Музыка ему нравилась самая разная, а такого понятия, как "любимы/нелюбимый жанр" и "жанр музыки" вообще, не существовало. Шакр мог слушать что угодно, если ему нравилось. И отличался некоторым непостоянством. Ситуация, когда "я не могу это слушать" превращалось в "это восхитительно!", причём как в одну, так и в другую сторону, была вполне обыденной. Но были и такие песни, мелодии, и даже инструменты, которые всегда вытаскивали его из реального мира в Байру, в видения всего, что было, есть и будет. Так, например, его неизменной инструментальной любовью была виолончель. Уж что-что, а её он мог слушать буквально бесконечно. Одним из любимых вечерних развлечений Хэльке была как раз игра на ней — соло или дуэтом с Сара, не важно. Главным был звук. Глубокий и тягучий, резкий и быстрый, искрящийся и томный, всегда такой разный и всегда волнующий.
Виолончель хранила Хэльке. Она укутывала его своей мелодичной магией и не давала сойти с ума. А было от чего! Но он брал в руки смычок, гладил изогнутый бок и играл. С извечной головной болью; со слезами на глазах и прокушенной губой; в порванной рубашке и с огромным синяком на левой скуле, и разбитыми пальцами; в маленькой пыльной и затхлой комнате; под открытым небом; когда его предавали; когда, пусть и невольно, случайно, предавал он; когда хотелось свернуться, уйти в Байру — мир своих грёз — в извечный Дом-в-Везде; когда хотелось просто закрыть глаза и приказать Мирозданию забыть о том, что он существовал когда-то. Но Она была одной из тех сил, что не позволяли ему, держали, опутывали, привязывали и заставляли сжимать кулаки, вставать и идти. Она не отпускала, а он не уходил, чтобы ещё раз, и ещё, и ещё услышать Её пение.
Когда мир изменится до тянущей неузнаваемости, когда он сам перестанет быть Хэльке, как не был уже ни Шираном, ни Исаро, сколько бы ни прошло времени, виолончель неизменно будет присутствовать в его жизни. Просто потому, что Шакр намного более уязвим, чем кажется его семье. И почти физически не может показать это тем, кто дышит, как он. А вот сыграть...
Первая долгая нота исказила пространство и вытянула в бесконечную струну...

P.S. Уже несколько лет мечта научиться играть на виолончели — моя "голубая". Увы, но возможности нет. Да и... Боюсь сдуться, устать, забросить. У меня совершенно никакие руки и пальцы. И слуха не особо есть. Но хочется.

@музыка: RockCellos - Zombie

@настроение: Спокойно-задумчивое

@темы: Хроники Ойры, Ас Таурел(ы)